Kurai_Taicho
Сколько я себя помню – я всю жизнь был оборотнем. По малейшей прихоти я мог превратиться в мощное животное, раза в два больше, чем простой волк. Я никогда не знал, откуда это. Но если сказать по правде – я и не помню, кто я. В больнице, где я очнулся, мне лишь сказали, что я был найден в лесу охотниками, замерзший, усталый и ничего не помнящий. Никто не знал, сколько мне лет, а сам я ничего не смог вспомнить, кроме странного имени Келлан. Так меня и решили назвать, прибавив к этому незамысловатую фамилию Коннор. Ориентировочно мне было лет 14-15. и с тех пор, в милом городке Йеллоунайфе, расположенном в самой глуши Канады, живет в небольшой сторожке у озера живет в гордом одиночестве Келлан Коннор, парень-оборотень, секрет которого никто в этом городишке не знает.

-Келлан!!!
Я подскочил на месте, больно ударившись коленкой о парту. Миссис Пипади смотрела на меня взглядом, готовым прожечь насквозь.
-Мистер Коннор, попытайтесь объяснить мне, чем таким важным вы вчера занимались, что на моих лекциях вы позволяете себе спать?
Я чувствовал, как к моим щекам приливает краска. В такие секунды тело горело огнем и я словно плавился, мгновенно теряясь и начиная путаться.
-Я…мне…вы…
-Вот видите. – миссис Пипади поправила очки. – Вы ничего толком не можете мне объяснить. Садитесь. Думаю мы поболтаем с вами на зачете.
Новость о принуждении учить историю не слишком меня обрадовала. Плюхнувшись на место, я слышал за спиной смешки одноклассников. В таком маленьком городишке был только один выпускной класс, но и тот был не слишком дружен. Когда здесь появился я – мальчик загадка, все непременно пытались перетянуть мое внимание на себя. Теперь же, класс относился ко мне с нарочитым равнодушием. Я стал предметом интерьера, и если честно, меня это нисколько не смущает. Наоборот, чтобы сохранить мою тайну проще быть одному.
Я шел по пустынной улице к себе домой. Моя маленькая сторожка располагалась на окраине городка, почти примыкая к лесу. До моего появления она пустовала. Теперь там было скромное логово местного оборотня. Скромно но со вкусом – гамак, холодильник, книжные полки и большой сундук вместо шкафа. От сторожки тянулся длинный деревянный помост прямо к озеру. Мой маленький мир. Мир волка в человеческом обличие.
Скинув рюкзак на пол я плюхнулся на пол. Готовиться к зачету – пожалуй самое отвратительное занятие для такого замечательного денька. Буквы и цифры – не самые лучшие компаньоны. Я чувствую как шевелятся мои извилины. И это раздражает. Отгоняя мысли о том, как хорошо можно было бы провести время в такой погожий день, я попутался приняться за учебу. Но терпением я никогда не отличался. Мысли о свободе снова заняли весь мой разум.
Осознание своей необычности пришло почти сразу, когда я очнулся. Когда я сфокусировал взгляд на медсестре я смог разглядеть даже малейшие морщинки на ее лице, при этом совсем не напрягая зрения. Я слышал кашель больного в соседней палате, чувствовал запах лекарства, исходящий из тумбочки. Я словно впитывал окружающий меня мир, разделяя его на крупицы информации. Мои анализы были крайне странный – температура тела повышенная, но при этом абсолютно нормальный, здоровый вид. Когда мер привез меня в мой будущий дом, он тогда помнится еще сказал.
-Парень, надеюсь, ты нам хлопот не доставишь и ты не какой-нибудь психопат. Иначе я тебя буду вынужден посадить в тюрьму.
Он тогда похлопал по плечу и ушел. А через час я узнал, что я оборотень. И я до сих пор помню свой шок.
Я пошел гулять по лесу, если можно так сказать – разведать территорию. День был погожий, я шел и шел в лес, не замечая, что ушел уже далеко в чащу. И выйдя на опушку, я наткнулся на огромного гризли. Страх, обуявший меня, был настолько силен, что я словно приковался к земле. Я не мог двинуться и на миллиметр, просо стоял, глядя в глаза дикому животному. И каков же был мой шок, когда у себя в голове я услышал голос.
-Чужеземец, я не боюсь тебя.
После этого он кинулся. Мгновение - и я уже повален на землю мощным ударом лап. Футболка в клочья, кровь по всей спине. И дикая, просыпающаяся где то в глубине подсознания, ярость. Желание убить. И чувство огромной мощи. Щелчок подсознания – и все вокруг уже черно белое, а зверь рядом в испуге поджимается, словно готовясь для броска. И в этот момент вместо своего крика я слышу утробное рычание, от которого мурашки по коже. И тут же понимаю – это я издаю рык. Но осознавать действительность мне не дали времени. Гризли кинулся на меня, но в этот момент повалить он меня не смог. Двигаясь инстинктивно, я отпрыгнул в сторону, и вот уже мои лапы полоснули когтями его по лицу. И снова громкий рык, хотя я хотел довольно рассмеяться. В этот момент он снова ударяет меня. Я почувствовал, как хрустнули пара ребер и вот я уже качусь по земле, пока не ударяюсь спиной в дерево. Медведь навис надо мной, прижав лапой к дереву. И снова я услышал голос.
-Тебе конец.
А дальше ничего – ни мысли, ни какого либо осознания действия. Но вот секунда, и я впиваюсь клыками в его горло, и мой рот заливает его горячая кровь. Хрип донесся до моих ушей, но через пару секунд все стихло. Зверь упал, придавив меня. Кое-как выбравшись из под него, я наконец осознал, что со мной. Я стал зверем. В попытке опровергнуть эту бредовую мысль, я кинулся назад. И только тогда ощутил, что бегу быстрее человека, и что на четырех ногах, и что прекрасно лавирую между деревьев. Я ощутил себя воистину свободным. Настолько, что даже забыл, что со мной произошло. Я бежал, как загнанный. Чувствовал, какая сила была во мне. И это окрыляло, делало еще свободней.
Но сладостный момент был нарушен, когда я выбежал к озеру. Страх снова напомнил о себе – я боялся посмотреть на воду. Страх того, что я увижу в отражении, боролся с желанием наконец это узнать. И в миг, когда я ощутил прохладное прикосновение воды, в гладком стекле воды отразился огромный полярный волк, с такими же небесно голубыми глазами, как у меня. И сила этого сходства, и вся неожиданность ситуации настолько поразила мое сознание, что когда я моргнул, в отражении воды уже был я сам. В человеческом обличии. Простой парень 14-15 лет. С данным ему именем Келлан. Просто парень, который ничего о себе не знает, кроме того, что он оборотень.

Из окошка дул приятный осенний ветерок. Я всегда замечал, что в прохладе чувствую себя лучше. Возможно, из-за того, что звериная кровь, текущая в моих венах, была намного горячее человеческой. Когда все кутались в шарфы и куртки – я спокойно ходил в тонкой футболке, заставляя прохожих вздрагивать от одного взгляда на меня. Сейчас меня так тянуло на улицу, так хотелось снова пронестись по лесу, взбудоражить кровь. И возможно, затрепать пару зайцев.
С того момента, как я попробовал кровь того медведя, вся остальная еда потеряла для меня вкус. Любой деликатес казался мне пресным и однообразным. Кровь и плоть животных стала для меня самой вкусной пищей. Я сперва пытался сдерживаться, но вскоре все же сорвался. Тогда я съел наверно сразу пять зайцев, но при этом так и не насытился. Но решил для себя, что ничего необычного в такой пище нет. Это простая еда. Я такой же зверь, как и все те, что живут в лесу. Я универсальный хищник. И ничего страшного, если еще пара зайцев пропадет.
Я ощутил, как желание поохотиться пересиливает желание учиться. Швырнув книгу в угол. Я выбежал на улицу, сразу свернув к лесу. Едва босыми ногами я почувствовал прохладу лесной земли, я мгновенно, лишь закрыв глаза, обратился в волка.Я вернулся домой уже далеко за полночь. Почти всегда мои прогулки были довольно длительными, поскольку я не мог остановиться, стоило только начать охоту, пока желудок мой не был забит до отвала. Вот и сейчас, после отличного ужина, я наконец приплелся домой.
Ночь была такой тихой и безлунной, что я понял, что уснуть не смогу. Тогда мне в голову взбрела идея прогуляться. Я в принципе частенько гулял по ночам, но обычно в город я не заходил. Сейчас же ноги сами несли меня то тихим улочкам, безлюдным перекресткам.
Свернув с центральной дороги в спальный район, я решил немного передохнуть. Взобравшись на высокий ясень я поудобнее улегся на ветки и стал рассматривать звезды, слушая тишину ночи, нарушаемую лишь тихим скрежетом сверчков. Когда я уж почти задремал, до моего слуха донесся чей-то разговор. Говорили две девушки. И голоса показались знакомыми. Я осмотрелся в поисках источника звука, и обнаружил, что чуть выше меня находится открытое окно.
Вообще я не отличаюсь любопытством, но почему-то, мне захотелось послушать, о чем же так поздно могут шептаться две девчонки.
Бесшумно взобравшись на ветку напротив окна, я прислушался.
-А я тебе говорю, Джек классный.
Я сразу узнал этот голос. Летиция Амистрен – школьная вертихвостка. Она успевала за год провстречаться со всеми достойными ребятами, а потом на весеннем балу из-за нее обязательно устраивали драку. Ничего примечательного она из себя не представляла – просто кукла с красивым личиком и отсутствием мозгов напрочь. Мне она никогда не нравилась.
Я уже собирался слезть с дерева и продолжить путь, когда заговорила вторая девушка.
Голос, тихий и плавный, лился словно поток кристально чистой воды. Это словно был голос ангела, только с тем отличием, что был довольно глубокий и немного хрипловатый.
Я невольно заслушался этим голосом.
-Мне кажется, ты слишком поверхностно судишь о людях. Ты не пытаешься вникнуть в суть.
-Эй, послушай-ка, - Летиция явно слегка оскорбилась этими словами. – Ты тут еще никого не знаешь, а уже начинаешь городить такую философию. С чего вдруг?
-Я думаю моя теория не опровергается. Твой Джек еще совсем ребенок. Мне кажется, здесь есть люди, более интересные.
-Ну например, - Летиция говорила с нетерпением.- кто по твоему удостоится твоего внимания?
-Мне нужен человек с волчьим характером.
Я не поверил своим ушам. Только что, возможно, эта девушка невольно обратилась ко мне. Я словно услышал в этих словах прошение о помощи. Это слегка напугало меня. Как может такое быть, что кто-то узнал мой секрет.
Я быстро спрыгнул с дерева и помчался домой. На бегу я путался обдумать все возможные варианты, всю ситуацию. Быть не могло, чтобы кто-то узнал мой секрет. Это просто не возможно! Влетев в дом, я чувствовал, как пульсирует кровь в моих венах. Мне нужно было успокоиться. Выйдя на улицу я стянул с себя мокрую от пота футболку и медленно пошел по помосту. Озеро сейчас напоминало стекло – гладкое и блестящее. Разбежавшись я нырнул. Холодная воду тотчас словно обняла мое тело. Сколько я пробыл под водой я не понял. Но довольно долго. Когда я вынырнул на середине озера, глаза у меня болели, почти ничего не было слышно, а во рту стоял привкус тины. Я оглянулся, чтобы понять, до какого берега ближе. Находиться в воде больше не хотелось, я решил что обратно добегу. Северный берег находился совсем рядом, но он был самым высоким и глубоким, прямо под ним выходил родник и вода там была просто ледяной даже жарким летом. Я уже решил плыть к восточному, когда облака наконец расступились и на небе вышла луна. И на краю северного берега стояла девушка. В свете луны полыхнули вспышкой ее ярко-рыжие волосы. Я не успел ничего сделать, как она спрыгнула с обрыва в ледяную воду.
Я не сразу осознал, что она сделала. Просто не мог представить, что в этом тихом городишке может найтись кто-то, желающий вот так закончить жизнь. Я нырнул и что есть сил поплыл к берегу, надеясь успеть быстрее, чтобы с ней чего-нибудь не случилось. Я почувствовал какую-то ответственность, незримую, но давящую на совесть. Девушка могла погибнуть, а я бы даже не попытался ей помочь.
В горле начинало пересыхать от недостатка воздуха. Но я нырял глубже и глубже, в надежде, что различу в темноте хоть что то. Я ощутил как похолодела вода. Северный берег был совсем рядом, значит и девушку я должен был скоро найти. Силы иссякали – все-таки волк не создан для плавания. Но я упорно продолжал плыть, чувствуя, как холодная вода медленно начинает сводить тело судорогой. И когда я уже отчаялся, рядом со мной в блике луны мелькнули рыжие волосы.
Я подхватил ее у самого дна и быстро начал всплывать к поверхности. Девушка даже под водой была легче перышка. Хоть у меня не было особо времени ее разглядывать, я понял, что красивее нее пока никого не встречал.
Глоток свежего воздуха подействовал отрезвляюще. Я быстро поплыл к берегу, ища место среди зарослей ольхи, куда можно было бы выплыть. Вскоре я заметил среди густого кустарника небольшую брешь и тотчас поплыл туда. Девушка пока оставалась без сознания, и я свободно нес ее как тряпичную куклу.
Выбравшись на берег, я аккуратно положил ее на землю. Ее огненные волосы прилипли к лицу, кожа была бледной, одежда насквозь мокрой. Но даже так она была необыкновенна. И я почему-то подумал, что все не случайно. Ее нужно было скорее отнести домой. Я чувствовал, что слишком много сил утратил на плавание, но из последних сил я поднял ее на руки и помчался через лес к дому.
Уложив ее по ближе к печке, я накрыл ее парой теплых одеял, что лежали здесь еще до моего появления в Йеллоунайфе. Девушка по прежнему не приходила в себя. Одежду конечно следовало снять, но я не решился этого делать, просто вытер ее полотенцем и закутав в одеяла уложил на гамак. Казалось, что она спала. Ее дыхание было ровным и спокойным, по этому я не стал особо переживать за нее. Я сел у стены напротив и смотрел на нее, пока сам я не заснул.